Большие мужские перемены

0
388 просмотров

Интересно читать рассуждения в мужском исполнении о жизни и о том, как мы теряем время на суету и откладывание жизни на потом, не замечая, что прекрасные моменты как-раз рядом.

В мире все меняется каждый миг, а мы держимся за ушедшее мгновение, ищем стабильности и статуса кво, мечтаем умереть, уснуть и видеть сны до того, как наше время умереть придет само после неисчислимых перемен, когда каждый миг капает, капает в стакан с вином жизни.

Я постоянно вижу людей, стоящих на краю. То ли таких встречаю, то ли так их вижу. Все мои клиенты, друзья, без исключения, стоят на пороге перемен. Но очень мало кто умеет с ними общаться-обращаться. Страх перемен объединяет нас за высокими стенами отеля, где все включено, кроме чувств, которые все выключены.

Лишь бы не было войны. Как бы чего не вышло. Кто, если не он. Пусть лучше плохонький, но свой. 

Ум просит стабильности, а сердца требуют перемен. А ведь меняться естественно. Вид за окном не будет таковым никогда уже через секунду.  Никогда. Он изменился. И еще раз только что. И еще. Природа вообще не знает стабильности. Стабильность пахнет смертью, так пахнут трясины и заброшенные дома.

Почему мы так стремимся к смраду? Помыться трижды в день снаружи, но источать запах застоя изнутри.

Застой – затянувшийся конфликт. Конфликт говорит, что равновесие нарушено, пора меняться. Боль – приглашение к переменам. Перемены возвращают равновесие, потому они так нужны нам.

У каждого свое приглашение, своя личная точка боли. Один ищет свободы самовыражения после 20-летнего брака, в котором понимание сошло на нет. Взаимная глухота партнеров – его личная точка боли. Другого обманул начальник на работе, задержал зарплату, загнал в долги и злость. Чувство несправедливости – личная точка боли. Третий дошел до края, но струсил перед следующим шагом, застрял, зарос плющом и тиной, и становится мрачнее и саркастичнее с каждым днем. Точка боли заглушена до худших времен.

Она вылезла из-под тяжелейших отношений, выдохнула, оглянулась вокруг и сказала: я хочу новой жизни себе и детям, других отношений, другого отношения к себе. Она долго несла конфликт в себе, теперь уже нестрашно, хотя еще непривычно.

Он хочет писать картины, хочет, чтобы картины продавались, Раньше было на заказ и напоказ, теперь надо, чтобы из души и от души. Но как это продать? Это огромная перемена, и она пока только в решении, а шагнуть в дело ужас, как страшно.

Они оставили всё в той стране, взяли детей подмышку и переехали наголо, набело, на море. Теперь их гложат сомнения: а вдруг ошибка? а вдруг погорячились? А что скажут дети, когда подрастут? Перемены случились, теперь надо их принять. Послепродажный эффект.

Я молчал месяц, путешествуя по эко-фермам Турции и сидя в российской глубинке наедине с майскими жуками. Я знал наперед: эта поездка изменит меня в очередной раз. И в очередной раз мне придется побыть «между», то есть в нигде, потом прочитать и расшифровать то, что принесло море в бутылке, потом принять это смиренно и радостно, как новый маршрут, потом донести это мягко и правильно до близких, в моем случае до Анюты, и, наконец, с рассветом выступить в путь.

Вот мой рецепт прохождения перемен. Моя личная точка боли. Боль подсказывает предназначение. Моё, например – помогать вам проживать перемены. Автор: Александр Баранов

 

Источник